Ближайшие мероприятия
Экскурсии по Киеву
Детские экскурсии
Тренинги
Поездки
Лекции
Сертификаты
Квесты
Бесплатные мероприятия
Мы в социальных сетях
Статьи
Архитектура Киева
Дома и сооружения Киева
Дома с именами
Доходные дома
Исчезнувшая архитектура
Улицы и площади
Достопримечательности Киева
Киевские горы и овраги
Жизнь в Киеве
Забавные рассказы
Знаменитые киевляне
История Киева
Последние статьи
Как из Питера в Одессу сутки летели или Великий перелет Игоря Сикорского
На четырех лысых горах бывает неспокойно
Любимая Замковая гора
Главная страница > Из истории «замка» на Ярославовом Валу. Часть вторая
Дома и сооружения Киева

Из истории «замка» на Ярославовом Валу. Часть вторая

Автор Михаил Кальницкий

В первой части мы рассмотрели события, связанные с «замком» в дореволюционные времена. Но вот начались годы бурных перемен. В этот период зданию на Ярославовом Валу, 1 была уготована неожиданная роль. Оно оказалось... одной из отправных точек создания независимой Чехословацкой республики!

Известно, что в Киеве издавна существовала крупная община чехов и словаков. В период первой мировой войны, когда Россия и «лоскутная империя» Габсбургов оказались по разные стороны линии фронта, община всячески демонстрировала здешним властям лояльность и приняла участие в формировании боевой дружины, воевавшей на стороне русской армии. В нее зачисляли и военнопленных чехов и словаков, многие из которых сдавались братьям-славянам добровольно. Штаб-квартирой чешского движения, местонахождением Чешского Комитета в Киеве был отель «Прага» на Владимирской, 36, – тот самый дом, на котором теперь висит мемориальная доска в честь Ярослава Гашека и его героя Швейка.

Дом на Ярославовом Валу, 1 находился совсем близко от чешского центра. В кафе, устроенное здесь, нередко заглядывали киевские чехи; содержателем кинотеатра «Уникат» был также чех – Йозеф Петраш. В этом же доме с 1915 года действовали разные комиссии чехов и словаков, в частности, по делам военнопленных. Более чем вероятно, что здесь побывал и военнопленный Ярослав Гашек.

А в 1917 году часть помещений «замка» использовали для так называемой «Одбочки» (отделения, филиала) Чехословацкой Народной Рады на Руси. Руководителем «Одбочки» был выбран виднейший лидер чешского движения, профессор Томаш Масарик.

Масарик находился в Киеве (с перерывом) с конца июля 1917 года по февраль 1918-го. Все это время он регулярно бывал в канцелярии «Одбочки» на Ярославовом Валу, 1, участвовал в ее заседаниях. Добираться сюда Масарику было недалеко: он жил в гостинице «Франция» на углу Прорезной и Крещатика, так что от «Одбочки» его отделяла только скромная протяженность улицы Прорезной.

 

«Замок» в перспективе Прорезной. С открытки начала ХХ в.

В декабре 1917 года, когда на Большой Подвальной (Ярославовом Валу), 1 проходило пленарное заседание «Одбочки», его участники сфотографировались во дворе «замка». В первом ряду, посередине – 67-летний Томаш Масарик, будущий президент Чехословакии.

 

Фото 1917 г. из собрания Александра и Дины Муратовых – киевлян, ныне живущих в Праге. Серия их публикаций в пражском журнале «Русское слово» содержит интереснейшие и разнообразнейшие материалы о киевских чехах

Помимо Масарика, на снимке присутствуют и другие незаурядные личности. Так, слева от будущего президента сидит Рудольф Медек – чешский литератор и военный деятель, близко знавший Гашека, оставивший мемуары о киевских событиях.

…Роспись арендаторов дома на 1918 год включает таких занятных нанимателей, как Первое еврейское потребительское общество (державшее в подвале пекарню) или редакция газеты «Наша думка». Уже в ходе гражданской войны «замок» был приобретен совладельцами Хаскелем Гительмахером и И.Дунаевым. Но с 1919-го вся коммерческая недвижимость в Киеве была национализирована. Не составил исключения и дом на Ярославовом Валу, 1. В двадцатые годы он перешел в распоряжение пресловутых «жилтоварищей» – новое население коммунальных квартир дома образовало жилищный кооператив. Под их надзором «замок» выглядел облезлым и заплатанным, но все же исправным.

 

Фото 1920-х гг.

Между прочим, в это самое время настоящему «особняку барона» – соседнему дому № 3 – нашли довольно престижное применение: здесь разместилось консульство Германии.

«Замок» во все времена сохранял свой № 1, однако таблички на нем все же систематически менялись. Это было вызвано сменой названий улицы. С 1923 года она носила имя революционера Христиана Раковского, несколько лет возглавлявшего советское правительство Украины. Но в 1928-м, когда Раковский оказался в опале как оппозиционер, улицу переименовали в честь «первого красного офицера» Клима Ворошилова. Такое название она сохраняла до 1957 года (понятно, за исключением нацистской оккупации, когда ее снова сделали Большой Подвальной). Потом Ворошилов проштрафился перед Хрущевым, и улице присвоили имя революционного матроса Андрея Полупанова. Впрочем, ненадолго: в 1962-м цикл переименований начался сызнова. Улица опять стала Большой Подвальной, а в 1975-м – Ярославовым Валом.

В исторических пертурбациях ХХ века «замку» посчастливилось уцелеть. Он остался невредим в ходе радикальной реконструкции Киева 1930-х годов. Еще больше, кстати, повезло в этот период смежному угловому дому. Его уже приговорили было к сносу, поскольку все начало четной стороны улицы Лысенко отходило под громадное жилое здание для железнодорожников. Проект составил архитектор Александр Маринченко (отец будущего автора дворца «Украина» Евгении Маринченко).

 

Из журнала «Соціалістичний Київ», 1934 г.

Будь этот замысел реализован в полном объеме – новостройка зрительно задавила бы и сам «замок». Но вышло так, что дом путейцев не довели до конца. Его левое крыло построили, а правое – оборвали на середине. Как раз так. чтобы оставалось целым старинное угловое здание.

 

Не стали для «замка» роковыми и годы оккупации. Многие дома поблизости тяжело пострадали, однако шпиль здания продолжал служить характерным акцентом городского силуэта. Он смутно угадывается в перспективе улицы Свердлова (Прорезной), понесшей страшные потери в 1941 году.

 

Фото 1942 г.

В послевоенные годы дом оставался одним из самых приметных в старом Киеве. Он служил моделью художникам – от добротного реализма Александра Пащенко до гротескных пейзажей Семена Каплана.

Акварель А.Пащенко, 1944 г.

Фотографы охотно запечатлевали «замок» и помещали его снимки в фотоальбомах.

Фото В.Фалина из альбома «Пісня про Київ», 1978 г.

Обращали на него внимание и писатели. Особенно будоражила их воображение надпись «SALVE», выполненная у порога (кстати, не единственный пример такого приветствия в Киеве!)

Не мог остаться равнодушным к «замку» поэт Николай Ушаков, хорошо знавший киевскую старину и посвятивший ей многие строки.

В 1973 году он опубликовал цикл верлибров, один из которых («Мои герои») начинался так:

Когда я читаю «сальве»
в парадных прошлого века,
я, дружески улыбаясь,
приподымаю кепку.
— Здравствуйте, здравствуйте,
ступени судьбы,
истертые штиблетами и сапогами,
исшарканные резиновой
и микропористой подошвой!
— Здравствуйте, здравствуйте,
тихие двери,
а за ними тайны,
которых нет,
а за дверями секреты,
разглашенные поэзией…

А вот отрывок из «Сантиментальных прогулок по старому Киеву» художника и литератора Валерия Акопова (книга была написана в 1978–1979 годах и издана в 1991-м):

У самого конца улицы дом с крылатыми обезьянами молча приглашает войти: тяжеловесное, немного неуклюжее, немного угрюмое гостеприимство. Я не без труда отворяю дверь – и вижу перед собой просторный кубический столб парадного, обведенный лестницей с массивными резными перилами. Синий полусвет – стены выкрашены темно-голубой краской. У самого порога, на каменном полу, выложено мозаикой римское слово: Salve. Привет.

Привет входящему: привет всякому, кто способен прочесть и понять это слово. Следовательно, не каждому привет. На моих глазах происходит иерархический отбор, извечное отделение овец от козлищ, зерна от плевелов. Разве не всегда люди занимались этим? Разве не менялись при этом лишь критерии – условия игры? Старый оригинал – домовладелец вовсе не был оригинальным. Он был, как все, и поэтому не менее, чем всякий другой, заслуживает доброго слова.

При всем при этом дом на Ярославовом Валу, 1 практически не упоминался в путеводителях, в справочниках по Киеву. Оно и понятно: в течение многих лет никто не мог дать внятного ответа на элементарные вопросы – когда здание построено, кто его проектировал? И все же 21 января 1986 года решением Киевского горисполкома № 49 «замок» был признан памятником архитектуры и взят под опеку государства. На его фасаде была установлена охранная доска от имени УССР, которая висит здесь до сих пор…

Все эти годы здание оставалось жилым. К слову, среди тех, кто проживал в доме № 1 как в предвоенные, так и в послевоенные годы, – одно из светил киевского акушерства и гинекологии, профессор, доктор наук М.Ф.Айзенберг. А помещения на первом этаже использовали для учреждений. И, конечно же, здесь нельзя не упомянуть Киевское бюро путешествий и экскурсий. Думаю, многие читатели моих строк еще помнят его в этих стенах. В 1980-е годы мне самому, будучи внештатным сотрудником бюро, сотни и сотни раз доводилось входить в этот подъезд, любоваться его удивительными лестницами и потолками…

На Ярославовом Валу, 1 находилась диспетчерская экскурсбюро, где киевские гиды получали путевки на работу. Здесь же действовал методический кабинет, на полках которого накапливались планы и тексты всевозможных экскурсий. Трудно вообразить себе другое помещение, куда приходило бы столько знатоков и беззаветных любителей киевской старины!

…В 1990-е годы, когда очень многое изменилось, экскурсбюро ушло из «замка». Но помещения в нижнем этаже продолжали служить культуре. На некоторое время здесь обосновался отдел архитектурной керамики при Софийском заповеднике. Первоначально он действовал в трапезной Михайловского монастыря, но когда храм вернули верующим, отдел и его коллекции перевели на Ярославов Вал.

Это было тем более резонно, что сам «замок» тоже мог бы служить экспонатом выставки керамики. Ведь в нескольких его комнатах до сих пор сохранились разнообразные, поразительно изысканные кафельные печи работы известной киевской мастерской Иозефата Андржейовского. Благодаря этим шедеврам здание считается теперь не только памятником архитектуры, но и памятником искусства.

 

Но в дальнейшем весь дом отселили, так что и отдел керамики отсюда съехал. И вот уже который год уникальное здание пустует! За столько времени никто не смог провести здесь достойную реставрацию, после которой фасады и интерьеры «замка» стали бы одним из чудес Киева.

 

© 2012 kiev-code.com.ua  
Designed and Programmed by WebStyle Consulting