Ближайшие мероприятия
Экскурсии по Киеву
Детские экскурсии
Тренинги
Поездки
Лекции
Сертификаты
Квесты
Бесплатные мероприятия
Мы в социальных сетях
Статьи
Архитектура Киева
Дома и сооружения Киева
Дома с именами
Доходные дома
Исчезнувшая архитектура
Улицы и площади
Достопримечательности Киева
Киевские горы и овраги
Жизнь в Киеве
Забавные рассказы
Знаменитые киевляне
История Киева
Последние статьи
Как из Питера в Одессу сутки летели или Великий перелет Игоря Сикорского
На четырех лысых горах бывает неспокойно
Любимая Замковая гора
Главная страница > Интервью: Лариса Тарасенко и Анатолий Соловьяненко рассказали о тайнах Киевской оперы
Интервью: Лариса Тарасенко и Анатолий Соловьяненко рассказали о тайнах Киевской оперы

Интервью: Лариса Тарасенко и Анатолий Соловьяненко рассказали о тайнах Киевской оперы

Автор Катерина Красовская
Источник http://metronews.net.ua

Туристам, направляющимся в Киев, путеводители рекомендуют посетить всемирно известные объекты, такие как Лавра, Софийский собор… А Киевская опера становится для них приятным сюрпризом.

Здание Национального академического театра оперы и балета Украины пережило не одну реконструкцию и хранит в себе множество тайн и курьезов. О закулисной жизни Киевской оперы рассказали сотрудник литчасти Лариса Тарасенко и главный режиссер театра Анатолий Соловьяненко.

– Лариса, театр начинается с вешалки. А с чего начинается опера?
– Первое слово здесь за Музыкой – сначала готовят музыкальный материал для солистов, хора, оркестра, и только потом начинаются общие репетиции. Художник-постановщик создает визуальное «лицо» спектакля – уникальные эскизы декораций, костюмов, которые потом воплощаются квалифицированными мастерами и бережно хранятся.
К 150-летию Киевской оперы (в 2017-м году. – Ред.) мы надеемся создать музей, где будет отражена богатейшая история театра – это и эскизы декораций, и макеты, и старые афиши, и костюмы, в которых выступали известные артисты, такие как Елизавета Чавдар, Евгения Мирошниченко, Анатолий Борисович Соловьяненко.

На постановку оперы или балета уходит в среднем два-три месяца. А тем временем театр живет своей жизнью…

– Как изменился театр за последнее время?
– Когда-то, в прежнем здании оперы, наряду со спектаклями и бенефисами, устраивались городские балы, где молодежь имела возможность познакомиться. Романтичные танцы проходили здесь до 1896 года, когда, по одной из версий, из-за непогашенной в гримерке свечи и отсутствия противопожарного занавеса театр сгорел дотла.
Пожар случился после спектакля «Евгений Онегин». По другой версии, причиной пожара стала дуэль главных героев, и хотя стрелялись холостыми, скорее всего, горячий пыж попал под декорации и спровоцировал пожар. Сразу же был объявлен конкурс на проект нового здания, и предложение академика архитектуры Виктора Шрётера оказалось самым удачным. Открытие состоялось в 1901 году. В результате двух больших реконструкций в 30- и 80-х годах ХХ в. вид театра значительно изменился.
Раньше в театре работало 20 входов – публика четко делилась по сословиям. И хотя обитатели собственных лож и галерки были из разных миров, их всех объединяла любовь к опере.

– Что можно увидеть, когда нет спектакля?
– С утра и до позднего вечера здесь кипит репетиционная жизнь: театр вибрирует звуками – прыжки в балетных залах, распевки оперных певцов, хоровое многоголосие. Гуляя по коридорам театра, можно встретить артистов балета, которые отдыхают на диванчиках, а то и прямо на полу, чтобы расправить натруженные мышцы.
Подвальные лабиринты поражают воображение – тут много подземных ходов, часть из которых ведет к сцене. Кстати, ходить по сцене – табу, только по ее краю, ведь это место работы. Например, балет, часто исполняя некоторые сцены, ложится лицом в пол. Можно побывать за сценой и даже зайти в так называемые карманы, где хранятся декорации. Раньше со сцены прямо во время спектакля артисты могли выйти подышать свежим воздухом во внутренний дворик. Однако сейчас такой возможности нет – дворик пришлось заложить, чтобы расширить репетиционные площадки, и теперь здесь также хранятся декорации и театральный реквизит.
По всему театру развешаны мониторы, во время спектакля или общей репетиции это «глаза» артистов, которые во время спектакля работают за сценой, – закулисный хор или оркестр, следя в мониторы за дирижером, синхронно работают с теми, кто находится на сцене и в оркестровой яме. А раньше ассистентам приходилось выстраиваться в цепочку и делать знаки артистам, когда вступать.

– Что изменилось в театре после реконструкции?
– Театр пережил две серьезные реконструкции. В одну из них из машинного зала, в котором находилось вентиляционное оборудование, сделали гардеробные. Освободившиеся помещения стали использоваться для буфетов и прогулок зрителей во время антракта. Сегодня театр может принять 1300 зрителей, а ранее – 1600. До реконструкций на галерке были не индивидуальные места, а сплошные лавки, где зрители сидели очень плотно друг к другу. Пережила реконструкцию и оркестровая яма. Первоначально она была намного меньше, здесь помещалось 40, максимум 50 артистов. Начали ее расширять немцы во время войны, когда здесь работала Большая немецкая опера. А в 1980-х яма приобрела современный вид. Сейчас здесь комфортно работать 80-ти и более артистам оркестра. Увеличили ее за счет зрительного зала.
Еще одна достопримечательность театра – хрустальна люстра на двести лампочек. Опускают ее из-за больших размеров только один раз в сезон, когда театр отдыхает.
Последняя реконструкция театра закончилась в 1987 году. На нее были потрачены колоссальные деньги. Архитектурные детали фойе, бельэтажа и зрительного зала украсили настоящим сусальным золотом, для оформления театра ушло 5 тысяч метров бархата.
Театр много раз менял название. К 125-летию со дня рождения Тараса Шевченко он получил его имя. До этого он носил имя Карла Либкнехта, человека, который совершенно не имеет никакого отношения к театру.
Труппа Киевской оперы насчитывает около 60 солистов оперы, 160 танцовщиков и примерно по 130 человек в хоре и оркестре.

– Как опера пережила военное время?
– Театр дважды минировали и разминировали. С целью уничтожить как можно больше нацистских офицеров, занимавших во время спектаклей партер и ложи, в театр внедряется артистка Раиса Окипная. Она была участницей подполья, возглавляемого Иваном Кудрей. Раиса неоднократно искала возможность подорвать театр во время спектакля. Однако группу Кудри разоблачили, и взрыв не состоялся. А за несколько месяцев до освобождения Киева на театр, где послушать «Лоенгрина» собралось много немецких офицеров, советский бомбардировщик сбросил бомбу, которая пробила крышу и потолок, упала в партер и убила нескольких офицеров. К счастью, не взорвалась. Думаю, оперу хранит архангел Михаил. Когда-то на фронтоне здания находилось его изображение на гербе Киева. Правда, по настоятельной просьбе киевских священников, которые воспротивились наличию духовного символа на светском учреждении, его пришлось снять.

– Какие значимые события связаны с театром?
– В сентябре 1911 года именно здесь раздался роковой для Российской империи выстрел. Убийство премьер-министра Петра Столыпина многие до сих пор считают событием, изменившим ход истории. По словам свидетелей, убийца выстрелил в Столыпина в упор, когда премьер-министр заглядывал в оркестровую яму. Одна из пуль срикошетила и попала в ногу скрипачу. Вторая оказалась роковой. Это было 12-е и последнее покушение на царского политика.

– Случались ли курьезы во время спектаклей?
– В 50-х годах XX века в театре жил неординарный критик – спектакли с явным удовольствием посещала… крыса. Ее не гнали, а порой, еще и подкармливали. «Визитершу» всегда вычисляли по красным глазкам вверху, на колосниках. Однажды, артистка сфальшивила на верхней ноте, и крыса от неожиданности свалилась певице на голову, отчего та потеряла сознание, чуть не сорвав спектакль.

– Есть ли свой призрак у Киевской оперы?
– Для призрака, я думаю, наше здание достаточно молодо. Однако в конце прошлого века, когда вошли в моду экстрасенсы, была предпринята попытка его найти. Специалисты обошли театр с рамочкой, и она сработала на 17-м месте в десятом ряду. Считается, что призрак сидит на спектаклях именно там, так что хотите пощекотать нервы – милости просим…

_DSC7198

– Если ли у артистов какие-нибудь поверья и предрассудки?
– У каждого артиста это индивидуально. Некоторые не любят фотографироваться во время репетиций и гримирования,не любят, чтобы им желали успехов.
Кроме того, артисты в гриме и костюмах не должны появляется на людях, кроме сцены. Ведь театральный грим очень жесткий, и при дневном свете он может вызвать нежелательные реакции у людей. Один из таких случаев с нашим актером стал даже анекдотом. Уже известный артист пренебрег этим правилом. В гриме под старца – в искусственном седом парике и с белой бородой, в рясе – выбежал со служебного входа, чтобы встретить девушку, которая опаздывала на его спектакль. Переполох на улице был невероятный.

К нашей прогулке по театру и беседе присоединился главный режиссер театра Анатолий Соловьяненко.

– Анатолий, сколько спектаклей в репертуаре оперы?
– Сейчас у нас 24 оперных спектакля и примерно столько же балетов. В моей постановке идет семь опер. Если постановка приживается, то может находиться в репертуаре и 10, и 20 лет. Киев не относится к крупнейшим мировым туристическим столицам, в которых театр каждый день заполнен туристами, независимо от названия спектакля и качества его постановки, поэтому наш репертуар, в первую очередь, рассчитан на родного постоянного зрителя, его эстетические вкусы. Иногда некоторые критики нас упрекают в недостаточности модерна. Хочу сказать, что на протяжении лет 7-8 мы делали несколько попыток в этом направлении. И эти спектакли имели большой успех именно у критиков, но, к сожалению, не у зрителей. А основным показателем нашей работы является именно посещаемость и количество проданных билетов, поэтому, главный наш критик и оценщик – именно зритель, а ему, как показывает практика, намного ближе именно классика.

– Чем порадуете зрителей в ближайшее время? Какие спектакли самые популярные?
– 11-12 июля мы закрываем сезон двумя гала-концертами, это итог нашей работы за сезон. А уже в сентябре начнется новый театральный сезон. Кроме того, мы серьезно готовимся к 150-летию театра, которое будем отмечать через два года. Мы начинаем работу над большим проектом – одной из самых масштабных и культовых украинских опер «Тарас Бульба» Николая Лысенко.
Самые успешные спектакли для детей у нас – опера «Сказка о царе Салтане», балет «Щелкунчик». Взрослый зритель любит оперы «Кармен» и «Аиду», балет «Лебединое озеро».

– Как опера переживает кризисные времена?
– Cтараемся расширить и разнообразить нашу афишу не только репертуарными спектаклями, но и интересными, разноплановыми концертными программами. Сейчас намечается явная тенденция к повышению зрительского интереса к нашему творчеству. Думаю, люди устают от проблем и негатива, и им хочется прикоснуться к прекрасному, отвлекшись от повседневной действительности.

Кстати, до начала Первой мировой войны благодаря солидному государственному финансированию и щедрости меценатов в Киевской опере платили самые высокие гонорары в мире. Остается надеяться, что все вернется на круги своя.

© 2012 kiev-code.com.ua  
Designed and Programmed by WebStyle Consulting