Вулиці та площі
Большая Васильковская — улица контрастов
Большая Васильковская — улица контрастов

Автор Дмитрий Лавров

Джерело Сегодня

Большая Васильковская как главная улица Нового Строения вобрала в себя весь спектр человеческого бытия. Ее можно было бы смело назвать "улицей контрастов", если это касалось сферы духовности и морали. Здесь порой встречались странные метаморфозы. Но обо всем по порядку.

Треугольник из трех храмов (Троицкая, Владимирская и Мариинско-Благовещенская церкви) включал в себя своих прихожан, а это означало, что подавляющее большинство православных регулярно посещали эти святыни. И если Виктор Некрасов, к примеру, молился в Троицком храме, то младшая сестра Леси Украинки Исидора посещала Мариинско-Благовещенскую церковь, где и состоялось ее венчание.

Следует отметить, что не только два упомянутых храма пополнили киевскую топонимику названиями площади и одноименной улицы, а и скромная Владимирская церковь «подарила» городу сразу две улицы — Владимиро-Лыбидскую (Щорса) и Митрофановскую (Ковпака). Храм во имя святого князя Владимира размещался там, где сегодня гордо возвышается над постройками послевоенного времени Национальный дворец «Украина» (интересно, что скверик, расположенный на месте храма сохранился и поныне).

Старинную деревянную церковь перенесли с Печерска на территорию Лыбидской части в 1835 году в связи со строительством новой крепости. Естественно, главный алтарь был назван в честь Крестителя Руси, правый притвор был посвящен святому Митрофану Воронежскому (отсюда и улица Митрофановская), а позже уже появился престол в честь Пресвятой Богородицы. В 1909 году по проекту архитектора Ермакова община приступила к строительству капитального каменного храма, который в связи с войнами и революциями так и остался недостроенным. В итоге в 1936 году власти разобрали его на кирпичи, якобы для строительства новых школ.

Но не только православные, а и католики чувствовали себя в Новом Строении комфортно. Такому пышному и представительному собору (1909) могли бы позавидовать многие верующие Рима или Варшавы. Архитектору Городецкому все же удалось ошеломить киевских обывателей. «Дыханье» средневековой готики чувствовалось здесь повсюду: и в самом здании, и в доме причта, и в окружающих храм кварталах. Даже сегодня отреставрированный Николаевский костел (Б. Васильковская, 75) является непревзойденной архитектурной доминантой этой давно уже урбанизованной местности.

Как известно, кроме Большой существовала и Малая Васильковская (сейчас — Шота Руставели), улочка, проложенная параллельно главной магистрали. В начале ХХ века здесь бурно процветал «маленький Иерусалим» с культовыми заведениями иудеев. Хоральная синагога Бродского (N13) была построена по проекту Шлейфера в мавританском стиле и освящена в 1898 году. Рассказывают, что когда губернатор открывал храм символическим золотым ключом, то «по рассеянности» положил «символ» к себе в карман. Чтобы «освежить» вельможе память, ему прислали золотое блюдо, на котором во время торжеств лежал ключ. Губернатор намека не понял и принял дар как должное. Возможно, это легенды, но через год на Малой Васильковской (N19) открылось новое, не менее респектабельное, здание уже купеческой синагоги. Дома эти сохранились и сегодня. Но если синагога Лазаря Бродского после долгих лет запрета снова заработала, то купеческая молельня его брата Льва навсегда осталась просто «объектом культуры» — сначала спортивным техникумом, затем и клубом полиграфистов и, наконец, первым в стране панорамным кинотеатром.

Парадоксально, но там, где в начале прошлого века процветал «Иерусалим», во второй половине ХIХ столетия размещался «Содом». Так можно было бы образно назвать квартал сомнительных заведений на Эспланадной улице. После печерских Крестов и Андреевского спуска, где дома терпимости были уже закрыты, разврат переместился в южную часть Бессарабки. В 1885 году «отцы города» искоренили и этот «рассадник», переместив «фиалочные заведения» на окраину Нового Строения — улицу Ямскую. Их то и прославил Александр Куприн в своем нашумевшем в то время произведении «Яма».

Хотя писатель и утверждал, что «события могут происходить и в Одессе, и в Петербурге», привязка повести к киевской топонимике очевидна: в ней упоминаются и катания на лодке по Днепру, и посещение кафешантана «Шато-де-Флер», и «угодники печерские», и «мясники с ближайших боен». Фактически Боенская (ныне — Кудри) была последней улицей, которая пересекала Большую Васильковскую в южном направлении.