Будинки з іменами
Замок Ричарда: проверяем легенду
Замок Ричарда: проверяем легенду

Джерело Газета по киевски №12 20 января 2011

Один из самых известных (если не сказать избитых) киевских мифов связан с домом на Андреевском спуске, 15, который с легкой руки писателя Виктора Некрасова давно называют «Замком Ричарда – Львиное сердце». Будто бы владелец дома недоплатил строителям, а те в отместку внедрили некую пакость в воздушные каналы здания, из-за чего жителей постоянно раздражал жуткий вой. Жильцы разбегались, хозяин разорялся... А можно ли установить, насколько правдоподобна эта легенда?

Кредит из-за пожара

Если и были на самом деле у владельца Замка Ричарда, купеческого сына Дмитрия Орлова, проблемы со своим домом – то они относились большей частью ко времени его возведения. 

Начнем с того, что это здание можно смело отнести к «плодам кризиса». После того, как в 1901 году наметился резкий спад строительной активности в Киеве, возведение крупных зданий затевали главным образом фабриканты кирпича или подрядчики – чтобы удержать свои фирмы на плаву. А Дмитрий Орлов как раз и был подрядчиком. В 1902 году он недорого купил отрог Андреевской горы с крутым склоном и, подражая Городецкому, приступил к строительству на неудобном месте. Причем использовал малейшую возможность сэкономить. Даже в архитектурном оформлении, как известно, применил чужой опубликованный проект. 

 

Мемориальная доска в честь художника Г. Дядченко на Андреевском спуске, 15

Но лишние расходы все равно потребовались. Наполовину построенный дом пострадал от пожара, и пришлось занимать у знакомого сахарозаводчика-шляхтича Игнатия Щениовского 35 тысяч рублей. Далее, к концу 1904 года, когда сам Замок Ричарда уже был в основном готов и шли работы над служебными помещениями, спохватились городские власти: оказалось, что ушлый подрядчик затеял строительство без официального разрешения! Полиция приостановила работы. Пока улаживался конфликт, сдача дома в эксплуатацию затянулась, и снова нужно было просить денег у Щениовского, который дал еще 25 тысяч. Но зато в 1905 году в Замке Ричарда уже появились наниматели – в том числе сатирический журнал «Шершень», редакция которого помещалась в одной из квартир. 

Квартиры все сданы

По договору со Щениовским Орлов должен был вернуть долг в 1908 году. И погасил его своевременно. Как раз накануне срока он нашел нового кредитора.

В то время в нашем городе широко практиковалось долгосрочное ипотечное кредитование. Так, Киевское кредитное общество заключало договора сразу на несколько десятилетий вперед; платеж по ссуде был вполне божеским – порядка 7–9% годовых, и при этом включал погашение одолженной суммы! Воспользовавшись такой схемой, Дмитрий Орлов взял кредит под Замок Ричарда сроком на 36
лет и 4 месяца. 

 

Строительство дома Орлова. Фото 1903 г.

Надо сказать, что общество-кредитор тщательно следило за рентабельностью заложенных домов. Время от времени проводились обследования: все ли квартиры сняты и сколько они приносят дохода?

Такие проверки коснулись и дома на Андреевском спуске, 15. Архивные документы вчистую опровергли байки о том, что якобы жильцы разбегались из Замка Ричарда, а его хозяин нес убытки. Все квартиры были успешно сданы! Этому способствовал и удачный ассортимент жилых помещений, предложенный Орловым. В его доме с эффектными видами на старый Киев и Подол можно было выбрать помещение любого размера и по любой цене. От однокомнатной квартирки в первом этаже по 15 руб. в месяц или романтического двухкомнатного жилья на самой верхотуре по 30 руб. – до 11-комнатных дорогих апартаментов, занимавших весь четвертый этаж (не в них ли проживало семейство одного из самых известных обитателей Замка Ричарда, состоятельного профессора Степана Голубева?). И конечно же, неслучайно здесь поселились сразу несколько художников, подыскавших ателье по своим доходам. 

Чистая прибыль владельца дома за год оценивалась более чем в десять тысяч рублей. Это составляло около 10% вложенных в недвижимость средств. По тем временам – вполне приличная рентабельность!

Кошмар на Дальнем Востоке

Стало быть, мифический конфликт между владельцем, строителями и жильцами Замка Ричарда не подтвердился. А настоящая-то беда ждала Орлова вовсе не на Андреевском спуске, а за шесть с лишним тысяч верст от Киева. 

 

Андреевский спуск. С открытки начала ХХ в.

В конце 1910 года подвернулся, казалось бы, удачный случай. Подрядчик Орлов выиграл тендер на выполнение земляных работ при строительстве за казенный счет части Амурской железной дороги. Это сулило немалые выгоды. Но неблагоприятные обстоятельства, накладываясь одно на другое, обернулись противоположным эффектом. Проблемы с подвозом в дальневосточную «глубинку» и падеж лошадей привели к простоям и крупным убыткам. Рабочим на строительстве нечем было платить жалование, а между тем продукты питания непомерно вздорожали… 

В довершение всех несчастий неизвестные злоумышленники в августе 1911 года подстерегли Орлова в засаде при объезде одной из строящихся линий близ Благовещенска – и встретили его пулей. В Киеве у бедняги остались жена и пятеро детей. 

Последний автограф академика

При тех материальных проблемах, которые обрушились на вдову Лидию Орлову, она сочла возможным избавиться от недвижимости на Андреевском спуске. Киевское кредитное общество, имевшее богатый опыт распродаж, организовало аукцион. Он состоялся 10 ноября 1911 года. Накануне поверенный общества в очередной раз обследовал состояние объекта продажи и убедился, что все квартиры не только сданы, но и оплачены до конца года.

На торги явились четыре соискателя. Аукцион стартовал с той суммы, которая на момент продажи причиталась кредитному обществу, – 90 463 руб. 57 коп. После этого цена росла довольно резво – ее набавляли не менее 80 раз. Последнее соревнование велось между домовладельцем Исааком Людмером и Марией Франк. Третий удар молотка зафиксировал окончательную цену, предложенную госпожой Франк, – 111 700 рублей. 

 

Профессорский сын В. Голубев на террасе Замка Ричарда. Фото 1911 г

Итак, за счет дома на Андреевском спуске вдова Орлова избавилась от основных долгов. Кредитное общество было вполне удовлетворено. Результаты аукциона скрепили своими подписями руководители общества – Георгий Шлейфер, Федор Дашкевич и Владимир Николаев. 

Так уж совпало, что для академика архитектуры Николаева, виднейшего киевского зодчего, эти торги за Замок Ричарда оказались роковыми, а их протокол – едва ли не последней бумагой, которую он подписал. Еще до наступления следующего дня его жизнь оборвала застарелая болезнь…

А Мария Илларионовна Франк оставалась хозяйкой здания до 1913 года. Затем она перепродала его купцу Анатолию Серебренникову, а тот спустя четыре года уступил домовладение графу Павлу Урусову. Все это время квартиры оставались востребованными и заселенными. Так что нынешние проблемы необитаемого и беспрестанно реставрируемого Замка Ричарда начались лишь в последние десятилетия.